Главная > Бизнес с ограниченными возможностями

Бизнес с ограниченными возможностями

Столичные инвалиды организовали предприятие по производству колясок

Если социально-направленные предприятия можно как-то сравнивать по степени «социальности», то одно из первых мест в Москве, пожалуй, займет фирма «Катаржина». Тут и хозяева инвалиды, и часть работников - люди с ограниченными возможностями. И сфера деятельности этого малого предприятия самая что ни на есть социальная - здесь делают инвалидные коляски и занимаются реабилитацией.

С реабилитации все и началось. Группа московских инвалидов во главе с Андреем Елагиным и Игорь Гундеровым собиралась устроить реабилитационный центр, а вынуждена была открыть целое производство - оказалось, что во всей России никто не делает нормальных инвалидных колясок. Так в 1995 году появилась на свет «Катаржина», предприятие, снабжающее российских инвалидов удобными средствами передвижения.

Как все начиналось

Катаржиной звали шведку польского происхождения, приехавшую в 1989 году в Советский Союз реабилитировать инвалидов. Но чиновники быстро объяснили иностранке, что в советской стране инвалидов нет. А уже потом, гуляя по ВДНХ, пани Катаржина встретила одинокого колясочника. Тогда через знакомых удалось собрать группу инвалидов и отправить их на реабилитацию в Швецию. В результате за границу съездило немало таких групп.

Каково же было изумление советских граждан, увидавших, как живут колясочники в Швеции: спокойно перемещаются по городу, ездят по лестницам, самостоятельно садятся в машину.

«Все, наверняка, видели, как велосипедисты запрыгивают на ступеньки и бордюры. То же самое можно делать и на инвалидном кресле», - объясняет заместитель директора «Катаржины» Игорь Гундеров, для наглядности демонстрируя пару несложных движений.

Этому, собственно, и учат инвалидов за рубежом. Однако тут важны не только сила духа и физическая подготовка, но и характеристики самого транспортного средства, прежде всего вес. Инвалидные коляски, которые делали в Советском Союзе и которые сейчас закупают в Китае, весят около 30 кг. Нормально передвигаться на такой махине могут только люди сильные и молодые, со здоровыми руками. В мастерской «Катаржины» собирают транспортные средства для инвалидов по 9--10 кг весом - то, что называется «активные коляски». Если везти такую из Европы, она обойдется 2,5--6 тысяч евро. А коляски московской сборки стоят 15--26 тысяч рублей (26 тысяч стоит такая коляска с титановой рамой).

Беда в том, что тяжелый и ненадежный китайский ширпотреб продается по 4-6 тысяч рублей за штуку, а органы социальной защиты проводят не конкурсы, а аукционы. В общем, для тех, кто сравнивает с аналогичными западными образцами, отечественные коляски дешевые, а для закупщиков - чересчур дорогие.

Индивидуальный подход

Офис «Катаржины» в Марфино найти легко - это единственное в ближайших окрестностях крыльцо с пандусом для инвалидных колясок. Внутри я как раз застал покупателя.

«Вот посмотрите, на каком тяжелом «гробе» приехал человек», - Игорь Гундеров указывает на массивную инвалидную коляску. Покупатель хотел такую же, только новую, но пробная поездка на «активной» модели быстро его переубедила.

Сейчас, в преддверии Нового года, у социального предприятия множество заказов. Склад и даже демонстрационный зал фирмы буквально забиты запчастями и готовой продукцией. На каждой коляске бирка с именем покупателя - любое изделие на «Катаржине» регулируют и подгоняют индивидуально.

Дефицитные "квадраты"

Из-за готовых колясок, которые «Катаржина» производит в год около 1 тысячи, в небольшом помещении становится очень тесно. Офис на первом этаже, производственное помещение в подвале - все вместе меньше 400 кв. м. Здесь только часть производства: токарный цех и сборка. Титановые рамы делают на одном из уральских военных заводов, стальные варят в Ростове-на-Дону. Но даже для сборки помещений толком не хватает. Дошло до того, что «Катаржине» перестали квотировать рабочие места для инвалидов - на имеющихся площадях просто нереально создать для них все необходимые условия.

Для нормального развития предприятия нужно по крайней мере 2 тысячи кв. м. Столичные власти вроде бы готовы помочь. Вопрос находится на личном контроле у Людмилы Швецовой. «Катаржину» поддерживает департамент поддержки и развития малого предпринимательства города Москвы и его руководитель Михаил Вышегородцев. Префект СВАО Ирина Рабер тоже всячески способствует. Даже президент Дмитрий Медведев обещал помочь. Казалось бы, столько крупных чиновников поддерживают социальное предприятие, но помещения с приемлемой арендной ставкой найти не получается. Странная ситуация, но для Москвы, к сожалению, нередкая.

Несмотря на все проблемы, создатели «Катаржины» продолжают заниматься и тем, чем с самого начала хотели - реабилитацией. В феврале 2009 года 60 инвалидов военной службы соберут в подмосковном санатории "Русь" и научат не только самостоятельно передвигаться в неприспособленной городской среде, но даже заниматься спортом. Ветераны Афганистана и Чечни смогут играть в баскетбол, большой теннис и фехтовать. Между прочим, спортсменка из российской сборной инвалидов заняла четвертое место по фехтованию на соревнованиях в Китае. И выступала она, кстати, на спортивной коляске, собранной на «Катаржине».

Никита Аронов
Материал опубликован в "Газете" №246 от 25.12.2008г.
http://www.gzt.ru/health/2008/12/24/223011.html

Интернет-сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой. 
Производитель оставляет за собой право менять комплектацию и конструкцию, не внося изменения в инструкцию. Срок изготовления кресло-коляски до 90 дней.