Главная > Люди с ограниченными возможностями

Люди с ограниченными возможностями

В столице действует уникальное малое предприятие “Катаржина”, производящее инвалидные коляски

Вы знаете, что в Москве 11 процентов населения – люди с ограниченными физическими возможностями? А часто вы видите их на улицах города, в магазинах, на выставках, в театрах, на спортивных соревнованиях? Какое там! Вы задумывались хотя бы о том, как инвалид может по крутой лестнице заехать в супермаркет? А в выставочный зал или, тем паче, на трибуну стадиона? Но почему же на Западе об инвалидах уже давно позаботились, и граждане этих стран проживают на равных правах в социально ориентированном обществе? А мы пока только начинаем исправлять эту несправедливость.

Впрочем, есть люди, которые решили не ждать, пока власти всерьез задумаются о необходимости создания городской среды обитания для инвалидов. Они сделали все сами. Однако, как же им нужна ваша помощь, люди!
   
Жизнь после смерти.

1984 год. Андрей Елагин гнал на мотоцикле. Черт возьми, он опаздывал. Как медленно ехали эти машины впереди. Когда тебе 18 лет, ты почему-то всегда движешься быстрее остальных. Нет, Андрей вовсе не нарушал правил. Он только обгонял машину, по правильному ряду, а другое авто разворачивалось. И внезапно остановилось – впереди той, что обгонял юноша. Мотоцикл на полном ходу врезался в железную преграду. И Елагин умер. Потом он умирал еще дважды – клиническая смерть. Он был ТАМ. Его несло в пространстве, а потом ударило о некую кристаллическую решетку. Кто-то подхватил его и – о, эта боль – протащил сквозь решетку, вытащил в длинный коридор, в конце которого оказалась дверь. Из щелей во тьму просачивался яркий свет. Он взялся за ручку двери…
Все мирское покинуло его, на Андрея обрушилась невероятной силы благодать. Боже мой! Внезапно нечеловеческая сила с огромной силой потянула его за ноги назад, опять, сквозь решетку – какая мука! Он вновь оказался на больничной койке, в своем молодом изломанном теле.

А потом надо было жить после смерти. Парню, которого через месяц должны были призвать в морской десант. Рост – 185 сантиметров, первый взрослый разряд по спортивной гимнастике. А у нас ведь при советской власти официально инвалидов не было. Хочешь жить – вытаскивай за волосы себя сам.

Сможешь – выживешь.

“Я учился управлять 27-килограммовой коляской, – говорит Андрей Владимирович. – Ставить ее на дыбы. А как иначе подняться по лестнице? Пандусов никаких не существовало”. Как-то по чистой случайности ему посчастливилось “протестировать” легкую американскую коляску. Которую можно было подогнать под себя, разобрать и положить в машину. Эх, если бы нам такую…

В 1990-м в Москву прибыла шведская делегация, в которую входили инвалиды-колясочники, инструкторы-реабилитологи. Возглавляла делегацию Катаржина Трок, шведка польского происхождения. Шведы хотели показать в России уникальную программу реабилитации для людей, получивших травмы и лишившихся способности ходить. В Швеции эти люди проходят сначала медицинскую, затем восстановительную и, наконец, активную реабилитацию. А как иначе: надо заново учиться жить – ездить по-новому на машине, ориентироваться в городской среде, управлять коляской. Шведам тогда отказали: у нас же “не было” в стране инвалидов, но личные контакты они все-таки установили. Стали переписываться, пригласили группу россиян-колясочников в Швецию. Впрочем, это только предыстория.

Интернет-сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой. 
Производитель оставляет за собой право менять комплектацию и конструкцию, не внося изменения в инструкцию. Срок изготовления кресло-коляски до 90 дней.